Где не нужен теолог и как им не стать: прямая линия с директором ИДО

В конце декабря 2019 года состоялась очередная прямая линия директора Института дистанционного образования протоиерея Геннадия Егорова с учащимися. В этот раз в центре внимания оказался вопрос о востребованности теологического образования, но прозвучали и традиционные вопросы об учебном процессе и работе института.


Спрос на богословов и сложность срединного пути


Насколько сейчас востребована специальность «теолог» в нашей стране?
Если мы подходим к вопросу формально – хотим куда-то устроиться «теологом третьего разряда», то в квалификационном справочнике специальности «теолог» нет, и я не знаю такого места, кроме учреждений высшего образования, издательств и научных центров, где бы требовались теологи.
А вот люди, которые понимают что-то в православной вере и церковной жизни, сами ею живут и могут других научить, конечно, нужны. Но если востребованность понимать как востребованность с точки зрения рынка и готовности платить за это деньги, то с этим плохо, и я думаю, что будет становиться только хуже. Я вижу, что в 1990-е и 2000-е годы Церковь виделась как некая альтернатива Советскому Союзу, другая идеология и вообще способ наладить жизнь. А Церковь – не про «наладить жизнь», она про Царствие Небесное. Для канализации естественной религиозности православная Церковь – одно из самых неподходящих средств, потому что она вообще не про это. И тем более не про то, как что-то сделать, чтобы стать здоровым, богатым и мудрым. Поэтому сейчас у многих естественным образом проявляется некоторое разочарование.

Если посмотреть на рынок дистанционного образования, то после курсов английского языка там следующее место, насколько мне известно, прочно держат астрология и эзотерика, потому что они как раз гораздо более простые и понятные для оформления человеческой религиозности и вступления в деловые отношения с высшими силами.

Вообще, если в 90-х годах XX века люди набрасывались на любую возможность к богословию приобщиться, то сейчас мы видим сокращение интереса к богословскому образованию. Заметны два течения, притягивающие людей. Первое – течение «священной традиции»: есть некий правильный способ жить, с утренним и вечерним правилом, с посещениями богослужений, со знанием, что в какой день можно и нельзя есть, – священный порядок жизни, который должен обеспечить хороший результат, как минимум – хорошую спокойную жизнь без кризисов и проблем, а в более продвинутом варианте – плавное вхождение в Царствие Небесное. Это одна крайность, которая привлекает к себе людей: желание все сделать «правильно».

Другое течение, наоборот, подводит к тому, что и так уже все хорошо, живи как живется, но получив на это «божественную санкцию»: Христос аскезе не учил, Христос учил только любви, и весь накопленный традицией тяжелый хлам только отпугивает людей от Церкви, надо быть проще, упростить богослужение, отменить посты, забыть про всякую святоотеческую литературу, а на случай, если кто-то не может насладиться этой простотой и божественной любовью, и продолжает заморачиваться, нужно немного подучить батюшек психотерапии.

И там и там образование, знания как таковые не нужны. В первом случае нужно немного формального знания традиции, плюс есть несколько правильных книг и духоносные батюшки, которые все скажут. Во втором случае и так все ясно и понятно, и достаточно читать Евангелие в хорошем переводе на русский язык и, может быть, несколько книг митрополита Антония Сурожского.

А вот пройти средним путем – это требует усилия, и умственного, и духовного: потому что с одной стороны, читать святых отцов, Священное Писание – это не только умственное упражнение, но и упражнение, несомненно, духовное, как и молитва. А с другой – жить при этом не в каком-то воображаемом монастыре, или давно исчезнувшей империи, а среди реалий сегодняшнего мира, в том числе и своей собственной жизни. Поэтому мы очень рады всем людям, которые готовы прийти и понести труды в виде учебы. Ведь прежде, чем именоваться христианами, верные назывались учениками. Труды эти не маленькие, но мы не собираемся снижать планку в надежде, что, получив такое образование, вы сможете нести подлинное знание о зрячей, понимающей вере в мир, где это понимание очень нужно.

Как дойти до финиша и что там ждет?


Сколько слушателей добираются до конца программы «Теология» и далее до окончания магистратуры?
Программу «Теология» заканчивают от половины до трети поступивших. Я время от времени пишу письма тем, кто не завершил обучение, и задаю вопрос, в чем причина ухода с программы. Как правило, закончить учебу не позволяют личные обстоятельства: недостаток времени, переезд, смена работы… Бывает и так, что человек, отучившись год или два, решает, что ему достаточно. Как правило, это люди, которые не видят какого-то «внешнего» применения богословским знаниям, не собираются транслировать это знание дальше. И совсем редкий случай, когда человек попал не туда, куда хотел: ему хотелось оказаться в сообществе, где можно спорить, без конца обсуждать что-то или поздравлять всех с праздниками, а тут суровая и напряженная учеба, – и он уходит. Мы не ставим перед собой задачу довести до выпуска всех, нам важно, чтобы за каждого человека, которому мы выдали диплом, мы могли поручиться. Мы за качество обучения, если мы это качество понизим ради того, чтобы все (учились они или не учились, знают или не знают) получили диплом для своего утешения и для улучшения статистики, кончится тем, что к нам вообще не будут приходить учиться – все будут знать, что здесь не учеба, а баловство.

Вообще же, если брать мировую статистику по дистанционному обучению (если не вникать в принципиальную разницу того, как оно организовано), где выживают 3-5%, мы просто чемпионы. Тем более что многие, сделав перерыв на год или два, подключаются к другим группам и финишируют.

Если говорить о нашей новой магистратуре, то пока был один выпуск и скоро будет второй. Из первого набора пока магистратуру закончили треть поступивших, но с учетом академических отпусков – наверное, можно рассчитывать на половину. Лучше всего справляются с учебой в магистратуре наши же выпускники, потому что они, в отличие от пришедших со стороны, уже привыкли к такому способу обучения.

Но главная проблема в магистратуре связана с готовностью или способностью написать выпускную работу, и это все-таки немного другой жанр, чем просто линейно осваивать уже препарированный для обучения материал.

Здесь нужно «выходить на передовую» и делать что-то новое, потому что магистерская работа это подразумевает. Не у всех это не получается: может не быть вкуса к такой работе или мотивации. Человек может быть готов писать огромный реферат на какую-то тему, но ни проблематизировать материал, ни систематизировать его, даже с помощью научного руководителя, не может. Но, поскольку магистратуру мы открыли недавно и, как обычно, попытались сделать ее не такой, как у других, мы и сами учимся выбирать абитуриентов, и я надеюсь, что у нас будет доходить до выпуска как минимум половина магистрантов.

Можно ли выбрать научного руководителя при поступлении в магистратуру? Или его назначают?
Вы, конечно, можете выбрать научного руководителя и можете прийти со своим. Практика такая: человек приходит поступать в магистратуру даже не с темой, а с неким направлением, теоретическим или практическим, в котором он будет работать. Если у него есть кто-то на примете, кого бы он хотел иметь руководителем, милости просим. Если нет, мы подбираем руководителя под эту тему, и не всегда даже с нашей кафедры: смотрим в рамках университета, и иногда со стороны кого-то приглашаем. Если альянс оказывается удачным, мы закрепляем этого руководителя для магистранта, если в течение первого года выясняется, что им некомфортно друг с другом, мы начинаем искать кого-то на замену. Но обычно вопрос с назначением руководителя решается в течение первого семестра.

Предполагается ли в рамках обучения на программе профпереподготовки «Теология» итоговая письменная работа?
Такая работа не предполагается. Если писать реферат, это не очень интересно в качестве итоговой работы, потому что рефераты пишутся по ходу учебы. Если же речь идет о какой-то исследовательской, или хотя бы квазинаучной работе, то, к сожалению, программа «Теология» еще не позволяет выйти на такой уровень. Подобная деятельность все-таки требует некоторой избыточности знания, плюс навыка к такого рода работе. Наш опыт говорит, что стресс и перегрузка в большинстве случаев превышают пользу от написания такой работы.

Были ли случаи, когда на очном экзамене выпускник получал неудовлетворительную оценку и ему не вручался диплом? В таком случае предполагается пересдача и через какой срок?
Да, такие случаи бывают – примерно один-два человека в год получают неудовлетворительную оценку на итоговой аттестации и имеют право пересдать экзамен со следующим выпуском. Логика такова: мы даем возможность для обучения, слушатель это обучение проходит, изучает дисциплины и может выставить себя на итоговый экзамен и подтвердить свою квалификацию. Поэтому тот факт, что кто-то отучился всю программу, еще не заставляет нас считать его все знающим и понимающим. Решения принимает комиссия, в которой присутствуют 4-5 преподавателей очно, и еще несколько преподавателей в вебинаре. Так что оценку мы выставляем на основе взвешенного мнения 8-10 преподавателей. Поэтому мы более-менее спокойны относительно объективности оценивания.

Преподаватели: кто, где и как их выбирает?


При формировании графиков на учебный семестр можно каким-то образом записаться по изучаемой дисциплине в группу конкретного преподавателя?
Сейчас такой опции нет, потому что, если все выберут одного преподавателя, мы все равно вынуждены будем перераспределять группы равномерно между преподавателями, и это будет связано с дополнительными огорчениями для тех, чей выбор не учли. Но мы стараемся, чтобы все преподаватели дисциплины были равного уровня.

Какой примерно процент выпускников становятся преподавателями ИДО? Что нужно для этого? Какие критерии ставит институт для человека, желающего стать преподавателем?
Как правило, мы сами приглашаем выпускника стать преподавателем по совокупности того, как он учился, сдал выпускной экзамен. Или мы приглашаем кого-то со стороны, кто нам интересен и нужен. После этого человек проходит курс повышения квалификации, осваивая преподавательские азы. То, как человек проявляет себя на этом курсе, показывает, как он будет работать в качестве преподавателя. Сейчас мы берем не очень много людей в силу того, что набор держится на стабильном уровне. Если придет больше учащихся, мы будет привлекать больше преподавателей, в первую очередь из числа своих выпускников.
Что касается критериев, то первый из них – интерес к учащимся, потому что наш преподаватель – не просто человек, который с кафедры изрекает какие-то истины, у него и кафедры-то никакой нет. Это человек, который помогает другим людям разобраться в том, в чем он разобрался сам. Для этого он и сам должен разобраться. Плюс наличие интереса к своему предмету, дисциплины и ответственности.

Читайте также:


Куда не ступала нога богослова и как противостоять экзаменационной комиссии: прямая линия с директором ИДО

В конце мая 2019 года протоиерей Геннадий Егоров подвел итоги учебного года в ходе прямой линии с учащимися Института дистанционного образования. Рассказ о том, что важного произошло в институте за минувший семестр, и традиционные ответы на вопросы слушателей – в расшифровке прямой линии. Куда не ступала нога богослова «Этой зимой состоялось замечательное событие: первая группа магистрантов ИДО закончила обучение. Финишировало не … Читать далее>>

ИДО ПСТГУ


Последнее изменение: Пятница, 22 Май 2020, 13:42