«Современные биомедицинские технологии не просто лечат – они способны управлять человеческой жизнью»

Какие богословские вопросы и проблемы связаны с применением современных медицинских технологий? Почему так сложно определить момент начала и завершения жизни человека? Есть ли точки соприкосновения между позициями современной науки и святоотеческого богословия по сложным медицинским вопросам? Об этом рассказывает Вера Александровна Осина – врач-гастроэнтеролог, кандидат медицинских наук, преподаватель курса «Богословские проблемы биомедицинской этики» в магистратуре ИДО.

Вера Александровна, Вы сами – выпускница программы «Теология». Расскажите, почему Вы когда-то захотели изучить богословие?

- Учиться я пошла, когда встал вопрос о поиске смысла жизни, – я обратилась к Православию и мне, конечно, захотелось узнать о нем все или почти все, насколько это возможно. Я поняла, что в одиночку вряд ли смогу во всем разобраться: нужны люди, которые могли бы мне в этом помочь. Поэтому выбрала программу ПСТГУ «Теология». Мне импонировало то, что это дистанционное обучение, – ходить на занятия по расписанию нет возможности, когда работаешь. Закончила я программу лично для себя, это помогло мне воцерковиться, но я не думала, что у моей учебы будет какое-то продолжение.

Как возникла идея спецкурса «Богословские проблемы биомедицинской этики» в дистанционной магистратуре?

- Идея курса по биомедиционской этике для богословской магистратуры принадлежит целиком и полностью директору ИДО протоиерею Геннадию Егорову. Он собрал нескольких выпускников «Теологии», которые по основной специальности были врачами, чтобы организовать семинар по богословским проблемам биомедицинской этики. В конечном счете это вылилось в создание курса в рамках магистратуры. В основу программы легли материалы семинара, вопросы, которые мы там обсуждали. Я откликнулась на предложение отца Геннадия преподавать этот курс, потому что мне стало интересно, и я подумала, что так смогу принести какую-то пользу. Это мой первый опыт преподавания, если не считать чтения лекций по основной специальности.

Биоэтика может быть вполне светской наукой, именно в таком виде она изучается в медицинских вузах. Почему она важна в магистратуре по современным проблемам богословия?

- В светских медицинских вузах и в нашей магистратуре разный подход к биоэтике. Вопрос о необходимости богословской оценки проблем биоэтики встал потому, что современные биомедицинские технологии не просто лечат – они способны управлять человеческой жизнью: вмешиваться в процессы зачатия (экстракорпоральное оплодотворение), поддержания жизни (трансплантация органов, клонирование органов и тканей), умирания (реанимационные технологии). Это не может не сказываться на судьбе каждого конкретного человека. Но процессы начала жизни, ее поддержания, умирания – это область Промысла Божия о человеке, поэтому мы должны давать богословскую оценку новым медицинским технологиям.

В основе светского подхода лежит направленность на улучшение качества человеческой жизни, но человек рассматривается как биологический объект, совокупность физических и биохимических процессов, и качество жизни связано с удовлетворением материальных и социальных потребностей. Земная жизнь мыслится как единственная возможная жизнь человека. Православная биоэтика не может применять такой подход: она основана на святоотеческом учении о человеке - православной антропологии: человек сотворен по образу и подобию Божию, поэтому речь идет не только о физическом теле, но о единстве души и тела.

Задачей христианской биоэтики является защита богоподобного достоинства человеческой жизни. Поэтому она занимается определением границ медицинских вмешательств в жизнь человека, чтобы исключить те ситуации, когда это вмешательство производится не просто по врачебной необходимости, а направлено на улучшение человека как творения.

Светская биоэтика и православное богословие принципиально различаются в позициях по основным вопросам?

- Когда мы только приступали к богословской оценке проблем биоэтики, казалось, что между двумя подходами будут определенные противоречия. Но чем глубже мы погружались в эту проблематику, тем чаще оказывалось, что позиции близки. В частности, когда один из магистрантов защищал работу по проблемам определения времени начала человеческой жизни, рассматривая медицинский и богословский аспекты вопроса, нам казалось, что точек соприкосновения не будет. Ведь Церковь однозначно отвечает, что жизнь человека начинается с момента зачатия, а в медицине есть несколько теории определения начала человеческой жизни с того или иного момента внутриутробного развития: с момента образования дыхательной, сердечнососудистой, нервной системы или вообще с момента рождения. Но оказалось, что несколько лет назад ученые-генетики тоже пришли к выводу, что жизнь начинается с момента зачатия, потому что именно в этот момент образуется уникальный генетический код, присущий каждому человеку – и его жизнь начинается именно в этот миг.  Так что общие точки есть, просто они могут быть основаны на разном «фундаменте».

Значит, чем больше развивается наука, тем больше появляется и шансов на то, что ее подходы совпадут с богословскими? А как Вам кажется, религиозное мировоззрение ученого влияет на его стремление согласовать научные данные с богословием?

- Мировоззрение врача вряд ли влияет на выводы, которые он делает на основании изученных данных, если он имеет дело с эмпирическим опытом. Скорее уж получение новых научных данных может повлиять на мировоззрение врача: например, укрепить его в мысли, что не все в нашей жизни сводится только к физике и биохимии.

Всегда ли православное богословие дает ответы на вопросы, которые возникают в связи с развитием медицинских технологий?

- Конечно, медицина сейчас шагнула так далеко вперед, что в святоотеческих трудах мы не найдем ответов на конкретные вопросы, например, по поводу трансплантации или клонирования, пренатальной диагностики, медицинской генетики – даже по поводу коматозных состояний. Но все-таки, если основываться на святоотеческой антропологии, мы можем давать какие-то оценки, рекомендации относительно тех или иных технологий.

Какие богословские вопросы ставит биоэтика: интервью с преподавателем магистратуры

Скажем, могут ли какие-то таинства совершаться над человеком, находящимся в состоянии комы? Во времена древних святых отцов такого вопроса не возникало: человек находился в сознании или умирал, и понятно было, что таинство совершается лишь над тем, кто может участвовать в нем сознательно.

Но я знаю, что протоиерей Сергий Филимонов, доктор медицинских наук, председатель Общества православных врачей Санкт-Петербурга, последние несколько лет совместно с Национальным исследовательским медицинским центром им. В.А.Алмазова ведет исследования пациентов, которые находятся в длительном коматозном состоянии. У него есть личный опыт окормления таких пациентов. Понятно, что исповедь и причастие в таком состоянии невозможны, но можно читать молитвы, помазывать человека миром. Он приводит данные, что теми или иными реакциями человек откликается на подобные священнодействия, по каким-то признакам можно определить, что он слышит, что это находит отклик.

Каждая тема нашего курса поделена на две части: теоретическая, где идут вопросы на усвоение материала, и практическая, где даны вопросы для обсуждения. Практические вопросы – самая интересная часть курса. Там обсуждаются и сложные моменты: например, как определить границы применения медицинских технологий, поддерживающих жизнь коматозных пациентов или неизлечимых больных? Этот вопрос вызывает дискуссии учащихся.

В последнее время в медицине есть такое понятие как констатация смерти человека на основании смерти мозга. Но в этом подходе масса подводных камней даже с медицинской точки зрения, и как относиться к этому православному человеку? Вопрос очень сложный, студенты отвечают по мере своего понимания, но однозначных ответов нет и в православном богословии, и в медицине.

Первое, что приходит в голову по поводу биоэтики: вопросы, связанные с абортами, с эвтаназией. Они у всех на слуху. А какие проблемы биоэтики наименее очевидны людям?

- В курсе есть темы по трансплантации органов, по клонированию. С трансплантацией как раз связан вопрос о возможности констатировать смерть на основании смерти мозга. Есть ощущение, что этот подход разработан специально ради возможности изъятия органов у только что умершего человека, поэтому с ним связано множество сложностей. Также есть этические вопросы, связанные с тем, кто может и не может быть донором, с прижизненным и посмертным донорством – вопросы, которые требуют разъяснения.

Сейчас появился биопринтинг органов – сложная и требующая много времени методика, когда берутся собственные стволовые клетки человека и из них на специальном устройстве медленно создается орган. Это возможная альтернатива донорской трансплантации: в этом случае ни у кого ничего не изымают, благодаря тому, что орган создан из собственных клеток человека, не возникает риска отторжения, и богословских и этических проблем не возникает также.

Также есть тема о взаимоотношениях врача и пациента. Я долго думала, включать ли ее в курс, так как она затрагивает больше профессиональных медиков, но решила включить – ведь мы все в течение своей жизни по разным поводам являемся пациентами. И эта проблема может коснуться любого человека. В этой теме мы обсуждаем вопросы о том, каким видится человеку «православный врач», каким он должен быть, есть ли отличия между православным и обычным врачом? Обсуждаем этические моменты, связанные с переводом медицины в сферу услуг, оказываемых за деньги: этично это или нет? Как возможно православному врачу преодолеть синдром профессионального выгорания? Эти вопросы вызывают интерес, несмотря на то, что большая часть студентов не имеют медицинского образования. За три года у меня на курсе было всего три профессиональных врача.

Учащимся без медицинского образования сложнее освоить Ваш курс? Могут ли магистранты без медицинской подготовки писать магистерские работы по биоэтике?

- Курс является дисциплиной по выбору, на него приходят учащиеся, которых интересуют проблемы биоэтики, независимо от образования. Изначально задача была создать курс, ориентированный на людей без медицинского образования, поэтому материал изложен с объяснением медицинских терминов. По крайней мере, никто из студентов пока не написал в отзывах, что им было сложно разобраться в медицинском материале.

К слову, один из магистрантов первого набора, протодиакон Симеон Аветсян – музыкант по образованию. Изначально он даже работу собирался писать совсем в другой области, но, пройдя курс по богословским проблемам биомедицинской этики, он заинтересовался проблемами определения начала жизни человека и решил написать выпускную работу по этой теме.

Через год другая магистрантка без медицинского образования, Ирина Витальевна Праслова, защитила работу «Основы православного понимания ключевых проблем биомедицинской этики: программа обучения для взрослых прихожан».

Так что, если человека тематика трогает за душу, вполне возможно защитить диссертацию – пример двух таких магистрантов обнадеживает.

Сейчас еще двое магистрантов-врачей пишут работы по богословским проблемам биомедицинской этики: одна магистерская уже готовится к защите, вторая тема еще только утверждена.

Одна работа посвящена отношениям современного общества к проблеме эвтаназии и смерти на примере врачей и студентов медицинских вузов, и там, помимо медико-социальных, затрагиваются богословские аспекты определения границ применения медицинских технологий при тяжелых состояниях.

Вторая работа направлена на создание курса для студентов медицинского колледжа (будущих медсестер) по духовно-нравственным основам воспитания. Руководством колледжа поставлена задача, чтобы по окончании курса будущие медсестры смогли лучше ориентироваться в вопросах межрелигиозного взаимодействия. Ведь в стационаре медсестра явно будет проводить больше времени с пациентом, чем врач, а пациенты могут быть разной национальности, культуры и религии. Учитывать эти особенности и каким-то образом не обидеть, понять пациента – очень важно, в этом должен помочь курс.

• В дистанционную богословскую магистратуру ИДО ПСТГУ можно поступить при наличие высшего и богословского образования (это может быть один диплом бакалавриата или семинарии по теологии либо любое высшее образование + документ о переподготовке по теологии). 

• Весь процесс обучения – от вступительных испытаний до защиты магистерской работы – проходит через интернет. 

• В магистратуре открыто 11 бюджетных мест, на них могут претендовать абитуриенты с дипломами бакалавров и дипломированных специалистов старого образца, не имеющие магистерского диплома и набравшие самые высокие конкурсные баллы. 

• Подробнее – на странице с описанием магистерской программы.

Как Вам кажется, в чем цель изучения богословских аспектов биоэтики: дать пациенту или врачу представление о том, как Церковь относится к тем или иным медицинским манипуляциям, привлечь внимание общества к спорным вопросам, поменять установившиеся подходы?

- Если брать задачи конкретного курса, то они, конечно, более узкие – повлиять на мировоззрение конкретного человека. Позиция Церкви уже давно озвучена в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви – 12-я глава полностью посвящена богословской оценке биоэтики. Но там все изложено достаточно кратко и сжато, мы пытаемся развить эти положения подробнее, с помощью вопросов для обсуждения, дав человеку возможность сформировать свое собственное мнение, свою позицию, основанную на святоотеческой антропологии. А уже потом человек со сформированной позицией в силу своего положения, возможно, сможет поднять эти вопросы в более глобальном масштабе. Например, есть Церковно-общественный совет по биомедицинской этике при Московском Патриархате, куда входят и врачи.

В какой мере вообще Церковь должна пытаться изменить отношение к тем или иным биоэтическим проблемам в светском государстве: только на уровне влияния на личный выбор человека либо добиваясь перемен на законодательном уровне?

- Мне кажется, что Церковь должна пытаться что-то изменить: например, если с христианской точки зрения аборт считается убийством, как Церковь может спокойно относиться к распространенности и доступности этой процедуры без веских медицинских оснований? Изначально, конечно, нужно объяснять свою позицию обществу всеми доступными способами: тогда людям, по крайней мере, будет понятно, почему Церковь добивается тех или иных изменений. Например, когда возникают дискуссии об отношении к процедуре ЭКО, люди часто не понимают церковную позицию: с их точки зрения главное, что у женщины появляется возможность родить ребенка, и не важно, что при этом происходит убийство других эмбрионов. Эти вопросы важно разъяснять: пусть большая часть людей и не разделяют наши религиозные взгляды, но все-таки обращать их внимание на существующие проблемы нужно.

Знания по теологии и обсуждение биоэтики в рамках семинаров и работа над курсом – все это как-то повлияло на Вашу собственную медицинскую практику?

Прежде всего, пришлось окунуться в области медицины, далекие от моей повседневной врачебной практики (я работаю врачом-гастроэнтерологом) и тем самым расширить свои собственные горизонты. Изменилось отношение к проблеме аборта, ЭКО, проблеме границ применения современных медицинских технологий. А воцерковление помогло преодолеть начинающийся «синдром профессионального выгорания».

Магистратура «Православное богословие и философия в современном дискурсе»

Магистратура по теологии ИДО ПСТГУ – единственная на сегодняшний день полностью дистанционная богословская программа уровня магистратуры. Программа предназначена, главным образом, для работающих взрослых людей, получивших ранее базовое богословское образование и нуждающихся в углублении и практическом применении своих знаний, а также их подтверждении в виде диплома государственного образца. Читать далее>>

Читайте также:

В правильном направлении: выбираем между теоретической и прикладной магистерской работой

С 20 июня начинается прием документов и портфолио в дистанционную магистратуру ИДО ПСТГУ. Для участия в конкурсе необходимо описать в эссе тематику своего будущего магистерского исследования, и это требование вызывает немало вопросов абитуриентов. Что учитывать при выборе темы работы? Как понять, что интересная тема актуальна? Магистратуры дает возможность заниматься и теоретическими, и прикладными вопросами, - на какое направление лучше ориентироваться? Читать далее>>

 

«Разъяснить православный взгляд на здоровье, болезнь и смерть – это очень важно»

Какие вопросы рассматривает биомедицинская этика и в каких случаях эти вопросы становятся актуальными для обычных прихожан? Выпускница дистанционной магистратуры ИДО ПСТГУ, методист воскресной школы Спасского храма Воронежа Ирина Витальевна Праслова разработала образовательную программу для прихожан, посвященную православному пониманию наиболее важных проблем биомедицинской этики. Читать далее>>

 

Образ управленца в Предании и отношение медиков к эвтаназии: над какими проектами работают магистранты ИДО

В своих исследованиях магистранты соотносят богословские вопросы с разными сферами жизни современного общества: изучают медико-социальный и богословский аспекты отношения к смерти и эвтаназии, сопоставляют образ управленца в светской науке и Православном Предании, сравнивают библейскую заповедь обладания землей с политэкономическим концепциями о земле, рассматривают теологические аспекты патриотизма. Читать далее>>

Последнее изменение: Четверг, 2 Июль 2020, 22:20