ДИСТАНЦИОННОЕ БОГОСЛОВИЕ: поля напряжения и точки соприкосновения

17.01.2020

Богословское, дистанционное, образование взрослых – работа в этих областях связана с рядом специфических вопросов. Какие подходы нужны в андрагогике, есть ли специфика в богословском образовании мирян, как в полной мере использовать преимущества и компенсировать недостатки дистанционного формата? Опыт преподавателей ИДО здесь незаменим, ведь они работают на пересечении разных областей. В «приграничной зоне» возникают уже новые вопросы: как видится процесс дистанционного обучения через призму целей и задач богословского образования?


Осмыслить и зафиксировать представления и практики, существующие в ИДО, попытались участники научно-исследовательского проекта «Проблемы богословского образования взрослых», запущенного в марте 2018 года.


Эта попытка фиксации накопленного опыта была не первой: в 2017 году сотрудники кафедры новых технологий в гуманитарном образовании составили свод правил дистанционной коммуникации с учащимися. Поскольку очевидно, что при виртуальном общении возрастает значение письменной речи и поддержания постоянной обратной связи с учащимися, правила касались оформления и временного регламента переписки, но затрагивали и другие аспекты интернет-коммуникации, в частности, стратегию поведения преподавателей на учебных форумах. Правила характеризовали преимущественно «внешнюю сторону» работы преподавателей, но за предложенными рекомендациями зачастую скрывались проблемы, не вполне осознанные даже теми, кто предложил конкретные пути их предупреждения или решения. Чтобы выявить эти проблемы, требовался новый подход – не проект, направленный на решение конкретных задач, а академическое исследование ситуаций, с которыми преподаватели ИДО сталкиваются в практике.

Новый проект предполагал выявление и изучение подобных ситуаций, после чего предстояло составить для преподавателей богословских дисциплин рекомендации, раскрывающие типичные проблемы при обучении взрослых мирян.

Доцент кафедры НТГО Иван Улитчев: «Изначально нашей идеей было проследить, как специфика дистанционного образования преломляется в богословском образовании: есть ли в богословском образовании моменты, характерные именно для дистанционного обучения, и наоборот, в чем особенности дистанционного обучения применительно к богословскому образованию?


Наметить точки соприкосновения было сложно в силу того, что мы не до конца понимаем, что такое богословское образование. Мы сталкиваемся с парадоксальной и уникальной в «академическом» образовательном пространстве ситуацией: важнейшая задача богословия, которое древними отцами Церкви понималось как Богообщение, созерцание Бога, не может быть обозначена в качестве компетенции, приобретаемой в ходе изучения богословской дисциплины или, другими словами, как цель или хотя бы одна из задач освоения программы курса. На мой взгляд, такая «амбивалентность» и является важнейшей из «специфических» проблем богословского образования, порождающей ряд затруднений, которые не всегда осознаются в достаточной мере.


В духовных учебных заведениях «классического» типа попытка решения этой проблемы заключается в «синхронизации» изучения богословских дисциплин с богослужебной жизнью и духовно-нравственным воспитанием учащегося. Но, помимо неоднозначной эффективности указанной модели, она не подходит для обучения взрослых, зрелых людей» .

Проект курировали директор ИДО, протоиерей Геннадий Егоров и заведующая кафедрой НТГО Татьяна Владимировна Меланина. Руководство проектом было поручено преподавателю кафедры Александру Адольфовичу Попову, научное консультирование – доценту кафедры Ивану Ивановичу Улитчеву, к реализации подключились преподаватели протоиерей Вадим Смольянов, иеромонах Иоанн (Гуайта), Сергей Александрович Пушкарёв. На последнем этапе к проекту присоединилась Юлия Андреевна Платонова для подготовки научной статьи по результатам исследования.

Прежде, чем приступить к сбору материала, требовалось наметить перечень возможных проблемных областей и ориентироваться на него при составлении конкретных вопросов преподавателям. Этот предварительный этап работы потребовал длительных обсуждений.

Преподаватель ИДО Александр Попов: «На предварительном этапе при составлении опросника я опирался отчасти на выводы студентов магистерского курса «Преподавание богословских дисциплин: введение в проблематику». Некоторые проблемы фундаментального характера, выявленные магистрантами, легли в основу опросника. Кроме того, мы с коллегами анализировали свой опыт преподавания в рамках ИДО.


В ходе обсуждения на предварительном этапе НИР всплывали все новые и новые вопросы, в том числе и неожиданные для меня. Весьма примечательным было выявление того факта, что понятие «богословие» («теология») употребляется в двух разных смыслах: как богообщение (духовный опыт) и как академическая дисциплина («школьное богословие»). Связанный с этим вопрос считаю ключевым для всей работы.


Это необходимость сопричастности, или «экзистенциальная вовлеченность» – соотнесение теории с практикой: богословское образование должно менять человека. Причем изменения должны быть не внешними, а затрагивать самое сердце. Рассмотрение практики преподавания показывает, что первоочередной проблемой, лежащей в основе многих других, является разрыв между богословским образованием и жизнью учащегося. Богословское знание не должно ложиться в глубины ума «мёртвым грузом» — оно должно соотноситься со всем опытом жизни, определять его. Содержание богословского образования должно усваиваться самой жизнью — и обратно: для правильного его восприятия необходимо иметь правильное внутреннее устроение, приобретаемое в результате верного духовного опыта.


Ряд других проблем (мотивация учащегося, актуальность богословского образования и др.) были связаны с этой главной или проистекали из неё. В итоге ряд вопросов опросника так или иначе затрагивал этот центральный момент. И ответы опрошенных преподавателей показали, что это действительно важно» .

На предварительном этапе выявились другие дискуссионные или требующие осмысления вопросы:

  • мотивация учащихся и возможные ее изменения в ходе образовательного процесса;
  • актуальность формы организации богословского образования, баланс между традициями и современными возможностями, подходами, концепциями;
  • специфика дистанционного образовательного процесса и связанные с ней проблемы технического, психологического и методологического характера.

Эти «поля напряжения» превратились в перечень вопросов. Формулировки должны были стимулировать респондентов обращаться к личному опыту преподавания и не навязывать ожидаемые ответы. От идеи анкетирования преподавателей отказались в пользу открытых интервью в вебинаре. Решение, позволившее респондентам свободно излагать свои мысли и наблюдения, значительно увеличило масштаб предстоящей работы исследовательской группы: предстояло провести почти 60 интервью с преподавателями кафедры. Список сократили, исключив из исследования тех, кто преподает языки и прикладные дисциплины (педагогика, менеджмент и т.п.), так что в нем осталось 48 преподавателей.

Формат живой беседы предполагал и особые требования к опроснику: нельзя было делать его слишком длинным, ведь онлайн-интервью не растянешь на несколько часов. В опросник включили два блока по 13 вопросов, связанных со спецификой богословского образования и особенностями дистанционного преподавания, а также два вопроса общего характера – об отношении Церкви и общества к богословской науке и образованию.

Сбор и обработка данных растянулись на несколько месяцев – с мая до начала октября 2018 года. Трудоемким оказалось не только и не столько само проведение опросов преподавателей – за этой видимой стороной скрывалась огромная «подводная часть айсберга»: расшифровка, сверка полученных текстов с аудиозаписями. Работа велась по двум направлениям: во-первых, собранные данные нужно было статистически обработать для оформления результатов исследования в формате научной статьи, во-вторых, на основании ответов респондентов требовалось подготовить обобщающие рекомендации, которые можно будет использовать в преподавательской практике.

Преподаватель ИДО Юлия Платонова: «Любая академическая статья начинается с теории вопроса: важно показать, что авторы знакомы с исследованиями отечественных и зарубежных ученых по интересующей их проблеме. Теория помогает выявить проблемное поле и показать, как твое исследование позволяет приблизиться к решению этой проблемы, то есть фактически показать актуальность: ты делаешь что-то полезное для других. На русском языке по проблеме дистанционного богословского образования мало написано, поэтому пришлось опираться на зарубежный опыт. Я искала журналы, отвечающие как минимум двум критериям: авторитетные и находящиеся в открытом доступе. При этом желательно было опираться на «свежую» литературу (последних пяти лет). После изучения материалов удалось выделить три проблемных поля дистанционного богословского образования:


  1. Обеспечение личностного и духовного развития обучающегося;
  2. Обеспечение качественного взаимодействия обучающихся с преподавателем и друг с другом, формирования общности, единомыслия, доверия участников образовательного процесса;
  3. Использование педагогических приемов, соответствующих целям обучения.


Обратившись к стенограммам интервью, я выписывала типовые ответы, присваивала им номера, добавляя при прочтении последующих стенограмм новые категории ответов. Подсчитав результаты, я построила графики.


Поскольку объем статьи сильно превышал требования к публикациям в «Вестнике ПСТГУ», пришлось остановиться только на втором проблемном поле: по итогам интервью ответы на вопросы, релевантные второму пункту, оказались наиболее информативными и интересными для демонстрации. Но другие особенности дистанционного богословского образования найдут отражение в последующих публикациях ».

Статья «Организация межличностного взаимодействия в дистанционном богословском образовании» позволила сконцентрироваться на звене, соединяющем богословское и дистанционное образование: взаимодействие учащихся и преподавателя в ходе учебного процесса. Именно этот вид межличностного общения в отечественном богословском дистанционном образовании выходит на первый план. В ИДО и раньше уделялось много внимания педагогической коммуникации, но изучение специфики богословского образования в ходе исследования позволило осмыслить особое значение межличностного взаимодействия «преподаватель – учащийся».

В исследовании удалось выявить возможности инструментов дистанционного образования для достижения глубокого взаимодействия студентов и преподавателей. Сравнение зарубежного подхода к организации коммуникации при преподавании богословских дисциплин с опытом участников исследования показало, что в ИДО ПСТГУ применяется смешанная модель обучения, предполагающая, что преподаватель может выступать и в позиции эксперта, передающего знания, и организовывать взаимодействие обучающихся друг с другом. Также выяснилось, что участники интервьюирования, как и их зарубежные коллеги, в своей практике сталкиваются с недостаточной методической грамотностью при организации онлайн-обучения: возможности системы дистанционного обучения для организации взаимодействия участников образовательного процесса используются в недостаточной мере.

Чтобы помочь преподавателям оценить важность данной проблемы и указать на возможные пути ее решения за счет более полного использования технологического инструментария и методологических приемов, параллельно участники исследовательской группы вели работу над обобщающими рекомендациями.

Тексты интервью решено было привести к единому формату, структурируя ответы респондентов, затем каждый участник исследовательской группы подготовил обобщения по своим интервью. На основании пяти получившихся обобщений предстояло разработать итоговый перечень предложений. На этом этапе было предложено отказаться от логики изложения материала «проблемы и решения», так как слово «проблемы» имеет отчетливо выраженные негативные коннотации. Тогда как участники исследования говорили скорее о фиксации опыта работы и действий в различных ситуациях, не обязательно негативных.

Требовалось ранжирование проблемных вопросов по степени значимости. Чтобы не свести материал к набору традиционных советов о важности продуманного графика обучения и ценности личностного общения, на первое место решено было вынести вопросы преподавания богословских дисциплин – именно это поле обеспечивало уникальность исследования. Однако участники исследования признали, что часть рекомендаций неизбежно будет носить «общегуманитарный» характер и выносить эти виды рекомендаций за скобки не стоит – напротив, нужно проследить наложение специфики богословского образования на типичные ситуации и параметры дистанционного обучения. Таким образом, авторы рекомендаций шли от специфики богословского образования к ее проявлению в формате дистанционного обучения.

Нужно учитывать, что для составления полноценных рекомендаций потребовалось бы не только выявить причины проблемных ситуаций, но и протестировать предложенные способы решения или предотвращения, оценив результативность и возможные риски. Сроки проекта уже не позволяли проделать такую объемную работу, поэтому рекомендации являлись скорее предположениями о причинах тех или иных обнаруженных в ходе исследования проблем и их возможных решений.

Преподаватель ИДО Александр Попов: «В конце нашей работы, после всех обобщений и составления итогового списка проблем дистанционного богословского образования взрослых мирян, мы формировали общий перечень рекомендаций преподавателям — сейчас он выложен на кафедре НТГО. Окончательный их текст был составлен И. И. Улитчевым с учетом наших замечаний, и мне кажется, в нем удачно отражены результаты этой непростой работы. Во всяком случае, хочется, чтобы все преподаватели по возможности ознакомились с этими рекомендациями. Они носят рекомендательный характер – но кто-то из преподавателей, возможно, что-то полезное для себя извлечёт»

Доцент кафедры НТГО Иван Улитчев: «Богословское образование можно рассматривать в духовном («вертикальном») и практическом («горизонтальном») аспектах: с одной стороны, такое образование должно вести к богообщению и спасению, с другой стороны, давать системные знания богословских дисциплин. Если горизонтальный аспект не будет соотноситься с вертикальным, образовательный процесс не только не достигнет цели, но и может принести вред учащимся. Здесь можно опереться на хрестоматийные изречения святых отцов: свт.Григорий Богослов сравнивал богопознание с попыткой смотреть на солнце, недоступное слабым взорам «потому что живость света поражает чувство»; прп.Иоанн Лествичник писал «Небезопасно плавать в одежде; небезопасно и касаться Богословия тому, кто имеет какую-нибудь страсть». Действительно, для получения богословских знаний человек должен быть готов, в том числе и внутренне. При обучении видно порой, что учащемуся еще не нужны богословские тонкости, он морально не готов, хотя интеллектуально мог бы их усвоить, но знание будет пустым, а может быть, в чем-то вредным.


Но отследить взаимосвязь горизонтального и вертикального аспекта, наличие нравственных изменений у слушателя в ходе учебного процесса невозможно, так как духовная жизнь учащегося сокрыта от преподавателя и ведома, по большому счету, только одному Богу. Внедрить в учебный процесс какие-то инструменты, которые бы оказывали положительное влияние на духовно-нравственное развитие человека, мне не представляется возможным. В каком-то смысле богословское образование – зона риска. Но тут можно вспомнить притчу о талантах: и господин, который раздавал таланты, рисковал своим имуществом, и люди, которые их принимали, рисковали.


В нашем исследовании отмечено, что именно преподаватель может являться неким нравственным примером для учащихся. Примеры внутренних изменений, хоть и косвенных, связаны именно с коммуникационным аспектом образования»

В итоговых рекомендациях акцент сделан на роли преподавателя в богословском образовании взрослых и подчеркивается ее неоднозначность. С одной стороны, при невозможности объективно зафиксировать наличие «вертикального» аспекта во внутренней жизни учащегося только преподаватель, общаясь с ним, может в какой-то мере оценить и скорректировать вектор его духовного развития. С другой стороны, преподаватель не может брать на себя роль духовного наставника, его влияние в данном случае только косвенное.


Рекомендации указывают, что задача преподавателя – раскрыть перед учащимися полноту и многогранность содержания Священного Предания и показать его значимость для рассмотрения жизненно важных практических вопросов. Если он и может как-то скорректировать движение учащихся в «вертикальном» направлении, то лишь через воздействие своим примером:

«Преподаватель сам призван иметь опыт применения на практике богословского знания, т.е. выстраивать свою жизнь и деятельность в духе Предания – это послужит для учащихся примером профессионализма и христианского отношения к своему делу: ответственности, аккуратности, терпения, общения в духе христианской любви и уважения к личности, тем самым влияя на создание в учебной группе здоровой атмосферы, что может иметь косвенное «воспитательное» значение»


Вопросы мотивации учащихся связаны со спецификой богословского образования, и особо пришлось отметить разрыв между изначальными мотивами учащихся при поступлении на богословские программы и той мотивацией, которую можно определить как «идеальную»: «любовь к Богу и желание познать Его волю». Здесь вновь проявляется роль преподавателя, который «может способствовать укреплению верной мотивации или её изменению в нужном направлении, напоминая о главной цели богословского образования, а также показывая глубину и многогранность содержания православного Предания там, где человек считал свои знания достаточными, полными». В помощь преподавателю здесь – дополнительные творческие и проблемные задания, побуждающие учащихся к размышлениям.

Изначально в перечне проблем, и в опроснике больше внимания уделялось вопросам андрагогики – специфике образования взрослых, что было зафиксировано и в названии проекта. Но при анализе ответов значение этой составляющей снизилось: опыт преподавателей в основном свидетельствовал, что возраст – понятие условное и духовный возраст не кореллирует с физическим: человек и в двадцать лет может быть вполне зрелым, и в сорок лет – достаточно инфантильным. Эти наблюдения и были отмечены в рекомендациях:

«По наблюдениям ряда преподавателей, для учащихся молодого возраста могут быть свойственны склонность к категоричным или поверхностным суждениям, потребность в авторитете и некритическое следование ему. Учащиеся старшего возраста менее склонны к ригоризму и максимализму в силу более широкого кругозора и жизненного опыта. С другой стороны, на особенности обучения «возрастных» учащихся может в значительной степени влиять их жизненный опыт, особенно если он имеет специфический характер (опыт пребывания в оккультизме, протестантских сектах и т.п.).

При этом отмечается, что духовный возраст (психологическая зрелость) учащихся далеко не всегда совпадает с возрастом физиологическим. Поэтому средний возраст группы сам по себе не является релевантным показателем для применения тех или иных педагогических методик».


Ряд рекомендаций посвящен проектированию богословских курсов, возможностям и ограничениям при использовании тех или иных видов заданий в системе дистанционного обучения, стратегии и тактике дистанционного преподавания, коммуникации преподавателей и учащихся.
По некоторым пунктам, касающимся стратегии преподавания, подхода к оцениванию и коммуникации в дистанционном формате, рекомендации оказались схожи с упомянутыми в начале статьи правилами дистанционной коммуникации для преподавателей кафедры. Исследовательская группа не ориентировалась на правила при изначальном формулировании проблем и составлении опросника, но разработанные правила коммуникации с учащимися за минувший год действительно вошли в практику преподавателей кафедры и потому были предложены ими уже в качестве личного опыта при ответах на вопросы исследователей. Такое «возвращение рекомендаций» свидетельствует о формировании определенной культуры преподавательского сообщества ИДО.

Выводы, зафиксированные в научной статье и созданные на основе собранной информации рекомендации для преподавателей, можно рассматривать как дополняющие друг друга результаты исследовательского проекта. Анализ собранных данных показал, что дистанционные технологии предоставляют много возможностей для организации взаимодействия учащихся и преподавателей, но помехой становится отсутствие навыков использования технологических средств. Рекомендации же призваны обратить внимание преподавателей на важность данного аспекта виртуального учебного процесса и показать, какие средства для улучшения качества общения дает современная система дистанционного обучения.

Читайте также:


Как оценить компетенции в богословском образовании: семинар ИДО

Научно-практический семинар «Современные методы диагностики сформированности компетенций в дистанционном образовании» прошел 7 декабря в ИДО ПСТГУ. В семинаре принял участие проректор Московской Духовной Академии по учебной работе, иерей Павел Лизгунов. Также семинар посетили как сотрудники кафедры НТГО (многие участвовали в обсуждении удаленно, через вебинар), так и коллеги из других подразделений университета: завкафедрой социальной работы факультета социальных наук Т.В.Зальцман, замдекана богословского факультета по учебной работе … Читать далее>>

ИДО ПСТГУ


О богословии для мирян и дистанционной магистратуре: директор ИДО на радио Вера

Директор Института дистанционного образования ПСТГУ протоиерей Геннадий Егоров 10 апреля принял участие в программе радио Вера «Светлый вечер». Разговор шел о первом выпуске дистанционной богословской магистратуры и о том, зачем миряне приходят получать богословское образование. Как организовано дистанционное обучение в ИДО ПСТГУ и почему при таком формате учебных программ учащиеся порой активнее общаются с преподавателями, чем при очном обучении? Где … Читать далее>>

ИДО ПСТГУ


Какие курсы по богословию доступны в интернете: исследование

Какие дистанционные программы и курсы по богословию можно найти в русскоязычном и англоязычном интернете? Чем они отличаются, для какой аудитории предназначены? Какие дисциплины особенно популярны, каких предметов не хватает в дистанционном формате? В Базе знаний ИДО опубликовано исследование Ольги Алексеевны Дегтяревой «Обзор православных дистанционных образовательных программ». Цель данной работы – изучить доступные современным слушателям возможности получения дистанционного образования в области … Читать далее>>

ИДО ПСТГУ


Последнее изменение: Пятница, 19 Июнь 2020, 12:02