Интервью с преподавателем программы “Богослужебный устав и гимнография” Е.Н.Никулиной. Часть 1

24.11.2015


Чем вызвана необходимость ввести программу «Богослужебный устав и гимнография» в дистанционное образование Института?
Введение этого предмета в дистанционное образование обусловлено замыслом программы «Теология» – программы профессиональной переподготовки, предназначенной для слушателей, имеющих высшее образование. Программа призвана помочь им войти в православную традицию, что невозможно без вхождения в богослужебную жизнь Церкви, потому что богослужение – это и есть жизнь Церкви. Поэтому изучать богословие без понимания богослужения просто бессмысленно.
Дисциплина «Литургика» – это обязательный учебный предмет для любой богословской школы, она изучается во всех семинариях, богословских институтах, академиях, на курсах. У нас в Университете на всех факультетах. Но на факультете дополнительного образования (ФДО) – предшественнике Института дистанционного образования, «Литургика» преломилась в курс со своим названием «Устав и гимнография», значительно отличающийся от существующих курсов литургики. Как правило, литургика преподается, прежде всего, как дисциплина уставная, студенты изучают Устав – правила совершения богослужения; изучают также историю формирования богослужебных чинов. Это хороший церковно-практический уровень, необходимый для священнослужителя, уставщика, регента, и хороший научный уровень. Но поскольку программа «Теология» не ставит своей целью подготовить священнослужителей или научные кадры для Церкви, мы изменили подход к изучению богослужения. Наша задача – помочь слушателям в восприятии православного богослужения, то есть войти в нашу традицию и чувствовать себя в ней комфортно.
Поэтому мы сократили до минимума уставные предписания, которые, действительно, кроме людей, соприкасающихся с Уставом в своей профессиональной деятельности, не может запомнить никто. Это очень тяжело. Мы не изучаем во всей полноте и историю богослужения. Объем знаний, который мы даем – это некий стартовый уровень, который может использоваться в нескольких направлениях. Во-первых, это просто полноценное, осознанное участие в православном богослужении, когда человек приходит на службу и понимает, что поется, почему поется, понимает, какие изменения произошли, и с чем они связаны, понимает, в каком месте службы он находится, и почему сегодня служба такая, а завтра не такая. То есть, у программы есть чисто практическая цель ‒ способствовать пониманию богослужения на уровне, который в идеале должен быть у любого прихожанина, мы даем знание, необходимое каждому члену Церкви.
Вторая цель преподавания нашего курса ‒ дать базовый уровень для понимания литургики как богословской дисциплины. Если человек хочет в дальнейшем заниматься богословием, то, изучив этот курс, он сможет спокойно осваивать литургику как науку: историческую литургику, историю праздников (эортологию), может изучать Устав уже на более высоком уровне – у него будет база для этого. Если не хочет – он до конца своих дней будет сознательно участвовать в богослужении и все.
Третье приложение полученных знаний ‒ преподавание. У нас есть примеры, когда люди, изучив наш курс в разной его форме: дистанционной, вечерней, заочной, потом шли преподавать на приходы, в воскресные школы и т.д., я даю им свой материал, предоставляю аудиозаписи, подсказываю, где и что можно найти. И они просто транслируют наш курс у себя на приходах.

Итак, если говорить в целом, то курс представляет собой тот необходимый минимальный уровень, который позволяет человеку осознанно жить в богослужебной традиции Церкви. Чем обусловлен именно этот уровень, этот подход? Тем, что в советское время несколько поколений были воспитаны вне богослужебной традиции, и, приходя в храм сегодня, люди скучают, не понимают, что происходит, и потому им это не интересно, они могут иногда уйти в самый ответственный момент и т.д. Мы пытаемся восполнить этот пробел.
Наша программа называется «Богослужебный устав и гимнография», а не «Литургика». В этом названии прослеживается баланс двух составляющих богослужения: Устава (правил совершения богослужения) – того, что очень строго спрашивают в духовных школах, и гимнографии – того, что оказывается на периферии внимания многих, изучающих этот предмет. А для нас это крайне важно, поскольку церковная гимнография – сокровище, потрясающий по богословской глубине материал: церковные песнопения говорят нам о нашей вере и ее догматах, о нравственном предании Церкви, предлагают толкование Священного Писания ‒ всё в прекрасной поэтической форме. Если икона – это богословие в красках, то песнопения ‒ это богословие в литургической поэзии. Поэтому в нашем курсе много внимания уделяется гимнографии: мы разбираем песнопения, говорим об их богословском или нравственном содержании, слушаем, следя за текстом по богослужебным книгам, параллельно знакомимся с основными этапами истории богослужебного пения, наиболее известными роспевами и напевами. И богослужебные тексты, во всяком случае, самые главные из них, в течение курса становятся для нас знакомыми. Для чего? Чтобы они узнавались и осмысленно воспринимались на богослужении.
Такой подход был предложен отцом Геннадием Егоровым, тогда деканом ФДО и Юлией Владимировной Серебряковой – заместителем декана. Отец Геннадий советовал не заставлять слушателей учить наизусть схемы служб; говорил, что не так важно знать, сколько стихир поется, а важнее ‒ о чем поется в этих стихирах. Юлия Владимировна спрашивала: «Вы разбираете с ними песнопения? Слушаете их на занятиях?» Из этих обсуждений выстроился тот особый подход к изучению богослужения, который отличает наш курс от других курсов литургики.

Какова основная аудитория слушателей?
Как правило, люди с высшим образованием и разной степени воцерковленности – кто-то воцерковлен, кто-то – совсем нет. В этом плане слушатели приходят очень разные.

Есть ли опасность в новоначалии слушателей?
Опасность? Нет. И здесь мы выходим на очень важный вопрос: кому легко изучать наш предмет, а кому нет. Об этом всегда говорится на вводной лекции, это написано во вступительном слове к дистанционному курсу. Кому предмет изучать легко? Человеку, который имеет опыт посещения богослужения. Просто опыт. Не нужно бояться, что у слушателя нет практики регентования или пения в церковном хоре, опыта алтарника или чтеца. Наш курс рассчитан на мирянина, простого мирянина, но который все-таки регулярно посещает богослужения.
Программа тяжелее дается людям, которые не ходят в храм. Они иногда в штыки воспринимают совет ходить на службу, пока у них не произойдет внутренний перелом, пока они не поймут, что нужно ходить, не появится жизненная потребность идти на богослужение в субботу вечером (для другого препровождения это время не предназначено, это время для Бога). До этого перелома у них существует какое-то внутренне отторжение, учебный материал они не понимают.
В начале дистанционной программы создается форум «Небольшая просьба», где мы просим новых слушателей рассказать о своем графике посещения богослужения и напоминаем, что существует «идеальный», точнее, нормальный график ‒ вечер субботы и воскресное утро (всенощная и Литургия), и праздники тоже с вечера и утром. Ответы слушателей являются первым сигналом – смогут они учиться или нет. Если они ходят на литургию раз в три месяца, учиться будет крайне тяжело. Если они ходят в обычном графике, то материал будет легко усваиваться, потому что курс рассчитан на сочетание двух составляющих: личного опыта участия в богослужении и теоретического материала, получаемого на занятиях. Изучая курс теоретически, мы вспоминаем то, что слышали и видели в храме, а, стоя в храме, мы стараемся узнать то, что проходили на занятиях. Соответственно, если человек не посещает богослужение, ему, с одной стороны, негде вспомнить то, что он слышал на занятии, негде закрепить свои знания, с другой ‒ ему не за что «зацепиться», когда он читает теоретический материал, поскольку он не понимает, о каких моментах богослужения идет речь.

Часто такие слушатели бывают?
Часто. Но справедливости ради, нужно сказать и о том, что бывают исключения, преимущественно – на дистанционных курсах. Это люди рационального склада, которым надо сначала понять, а потом участвовать. Они говорят так: «Я изучу курс и смогу ходить в храм – теперь я, наконец, понимаю, что там происходит». То есть для человека рационального склада удобнее сначала изучить, а потом ходить. Было несколько случаев, когда человек, изучив богослужение дистанционно, потом включался в практическую жизнь Церкви. Но, повторюсь, это именно исключения. То были ситуации, когда слушатель, например, жил в Германии или находился в командировке в Африке, где он просто не имел возможности посещать богослужения, но усвоенная теория дала ему импульс для того, чтобы он потом пришел и осознал, что многое в богослужении понимает, поскольку все это учили.

Адаптируется ли курс к уровню знаний слушателей, к задачам программ, в рамках которых он преподается?
Конечно. Наш курс существует в нескольких вариантах. Во-первых, в составе дистанционной программы «Основы Православия» – это самый простой уровень. Во-вторых, «Богослужебный устав и гимнография» – отдельная программа в формате дистанционного обучения – уровень значительно сложнее. В-третьих, в рамках программы «Теология» – это самый трудный вариант с наиболее строгими требованиями.

Для поступающих на отдельную интернет-программу предусмотрено входное тестирование. Зачем оно введено?
Как я уже говорила, служебные песнопения изобилуют вероучительным, догматическим материалом, аллюзиями на Священное Писание и на нравственное предание Церкви, на определенные духовные истины, например, упование на Бога: «сами себе и друг другу весь живот свой Христу Богу предадим». Поскольку курс предполагает разбор богослужебных текстов, нужно, чтобы слушатели хотя бы в общих чертах представляли себе Священную Историю Ветхого Завета, Священную Историю Нового Завета, чтобы они понимали, кто такой Моисей и почему здесь упоминается пророк Иона.

Достаточно ли времени отводится на дистанционную программу, всего 7-8 недель?
Это специфика дистанционного обучения. На вечернем отделении этот курс идет в течение года, но в параллель с другими шестью предметами, и это всего лишь одна пара раз в неделю. А интернет-обучение использует метод погружения, при котором все время, днем и ночью, мы думаем об одном предмете, поэтому я считаю, что двух месяцев вполне достаточно.
На дистанционном обучении встает вопрос, как компенсировать малый опыт посещения богослужения. И на последнем интернет-курсе Устава мы дали ссылки на прямую трансляцию из нашего университетского Николо-Кузнецкого храма, на сайте этого храма. Будь то мамочка, сидящая с ребенком или инвалид, они могут слушать богослужение, не выходя из дома, я сама пользуюсь этой возможностью – когда болею, всегда слушаю службу через трансляцию. Есть еще сайт Сретенского монастыря, который, к сожалению, трансляцию прямую не устраивает, но публикует отредактированную запись службы уже на следующий день. Это тоже хороший учебный материал, но для так называемой лабораторной работы, то есть мы воспроизводим некую реальную ситуацию в лабораторных условиях. И у нас роль таких лабораторных работ играет прослушивание песнопений в записи. Когда мы изучили определенную службу, слушать ее запись нам достаточно легко.
Еще один вариант предложили мне слушатели отдельного курса. Они рассказали, что сейчас существует множество видеозаписей богослужения, которые сопровождаются объяснением того, что происходит. Они утверждают, что в сочетании с аудиолекциями и посещением храма эти записи дают хороший результат. Конечно, желающие могут все это использовать в комплексе.
В дистанционном обучении пока применяются учебники, система заданий и аудиолекции с разбором песнопений и их прослушиванием, с рассказами о разных стилях и истории богослужебного пения.

Разбираете ли Вы вопрос сокращения богослужения? Замечено, что в монастырях служба длиннее.
Обязательно разбираем. Постоянно об этом говорю, поскольку идея программы ‒ вникнуть в мысль Устава, а мысль Устава просматривается, только если богослужение разбирать в его идеальном варианте, в том варианте, который прописан в Уставе. И здесь что еще важно, когда слушатели приходят на богослужение, они ждут того момента, который мы накануне рассматривали на занятиях. Если они ждут 103-ий псалом, а услышат четыре обрезанных стиха, то без моего предварительного комментария им не будет понятно, что это и есть тот самый 103-ий псалом, который мы подробно слушали, разбирали. О том, где дни творения преломляются в грандиозный текст, на богослужении мы не услышим, поэтому я всегда предупреждаю, что не будет на воскресном богослужении ни 103-го псалма целиком, ни первой кафизмы целиком и даю слушать вариант уставной и вариант неуставной.
Естественно возникает вопрос почему? И тут, конечно, надо удержать слушателей от осуждения священноначалия, потому что это очень распространенная реакция. Прослушав первые лекции, возникает желание идти учить всех служить по Уставу. Приходится объяснять, что Устав – это идеальный вариант богослужения. Это монашеский Устав, причем Устав – самый строгий из монашеских Уставов – Иерусалимский, принят всей полнотой Церкви, несмотря на то, что он, как пишут, никогда в России полностью не соблюдался, тем не менее, остается неким идеалом, тем, к чему следует стремиться. Действительно – это выражение идеальной потребности человека в общественном богослужении. Это потрясающе гармоничная, мудрая, по-богословски выстроенная и даже учитывающая немощь человеческую схема богослужения. Мы все эти моменты разбираем: вот здесь Устав предусматривает отдых, а здесь для оживления нашего внимания появляется то-то и то-то. Это все удивительно интересно.
Конечно, мы говорим о том, что поневоле сокращается богослужение. Существуют разные варианты сокращения, говорят, в каждом храме свой неписаный Устав. Где-то сокращаются стихиры, у нас в Кузнецах все стихиры поются полностью, сколько положено, положено, например, 10 на воскресной службе, все поются, но Псалтирь немножко ужимается, вместо двух кафизм читается несколько псалмов и т.д. То есть везде существует свой график, в том числе подстроенный под возможности прихожан, под физические силы служащих и молящихся. В сельской местности он подстроен буквально под расписание автобусов, чтобы люди успели уехать на последнем, скажем, семичасовом автобусе домой, значит, всенощная должна начаться в 16 часов, а не как положено по Уставу «по еже зайти солнцу мало», после захода солнца. Вот эти реалии я стараюсь показать. Потом просто объясняю: «Вы же сами не сможете восьмичасовую всенощную отстоять. А если у вас дети, если у вас больные родители, если вам завтра на работу, или вы пришли с суточного дежурства…». Пытаюсь отвести слушателей от желания судить, клеймить, поучать всех на приходе, стараюсь уберечь, чтобы люди, научившись «как надо», не пошли, скажем, поучать настоятеля.

Последнее изменение: Вторник, 21 Апрель 2020, 11:04