Константин Константинович Калашников, Санкт-Петербург, выпуск 2019 года

20.02.19

Я глубоко убежден, что, какими бы путями ни пришел в Церковь верующий, рано или поздно должен наступить момент, когда душа начинает жаждать даже не просто понимания своей веры, но – узнавания Того, Кто находится в ее центре, Господа Иисуса Христа. Без этого стремления к разумному поклонению вере грозит «прокисание» – когда голова не занята Христом, она все равно найдет себе предмет для занятий, но это будет уже что-то постороннее.
Поэтому, мне кажется, погруженный в светскую среду ум нуждается в постоянном «упражнении», которое мысль о Христе вселит в сердце человека для постоянного проживания. Поэтому нужны систематические усилия в этом направлении. Наверное, можно предположить существование такого человека, который сумеет самостоятельно устроить систематический труд изучения веры. Но если такое и возможно, то вряд ли это может иметь массовый характер – иначе бы у нас уже давно общество было бы христианским не только по названию…
Это значит, что нужна учеба, где этот труд уже систематически и методически выстроен.
Как правило, задумываться о вечном взрослый человек начинает уже в зрелом возрасте, когда у него есть семья, растут дети, он в той или иной степени состоялся в какой-то профессиональной деятельности. Одним словом, человек, повязанный огромным количеством социальных и прочих связей и обязательств… А как в этом состоянии начинать учебу?
Тут и приходит на помощь дистанционная форма обучения!

Приступая к изучению веры, мне хотелось не просто заполнить «пробелы». Есть интуитивное ощущение, что все, что бы мы ни делали в жизни, имеет цель. И человек, как цельность, призван к этой цели. Поэтому, если вера и есть в жизни, то она не может быть дополнением или какой-то автономной занятостью, даже если ты «работаешь» в приходе. Как нельзя быть физиком с 9.00 до 17.00 по рабочим дням, так нельзя быть и верующим по субботам/воскресеньям или на время утреннего-вечернего правила. Человек как цельность нуждается в такой же цельности и в отношении веры.
Сегодня информация и книги общедоступны. Можно до конца жизни читать Патерики или жития или жизнеописания старцев, можно подражать им, стараясь делать добрые дела, но очень хочется увидеть, как все связывается в единую картину, как каждый элемент жизни, каждое движение души становится элементом общей картины, где тема «Бог и я» не просто обретает частно-практическое раскрытие, а вплетается в картину бытия, пускай маленькой и неяркой ниточкой, но все же становится частью чего-то большего, нежели один человек.
Наверное, поэтому я выбрал темой работы богословие прп. Максима Исповедника, а в нем – тему обожения человека как главную тему человеческой жизни.
Мысль преподобного о цельности и всеобщности Божественного замысла приводит в восторг. Как мне показалось, больше никто из святых Отцов Церкви не оставил нам такого всеобъемлющего наследия, проникающего как в пучину практики, так и в космос умных созерцаний. А то, что это были не только красивые слова, прп. Максим засвидетельствовал своей жизнью и кончиной.
Работать было трудно. Очень. В книге «Обожение» Панайотиса Нелласа есть такое замечание переводчика: «Автор не зря призывает читать подлинники или хотя бы переводы святоотеческих творений, но ни в коем случае не ограничиваться поздними систематическими изложениями, как бы добросовестны они ни были». Эти слова можно всецело отнести к предмету любой исследовательской работы в магистратуре. И не только исследовательской.

Православное богословие и философия в современном дискурсе

Мне кажется главный посыл магистерского обучения – приучение человека не просто к культуре интеллектуального поиска, но обучение искусству рецепции. К сожалению, в зрелом возрасте человек уже достаточно «опытен», в том числе и в сфере мышления, у него есть свои «наработки», свои сложившиеся взгляды, подходы… И это может стать препятствием. Может оказаться, что тобою в определенных ситуациях руководит какой-то предрассудок или, может быть, романтическая очарованность какой-либо идеей. Приходя в магистратуру, нужно быть внутренне открытым, готовым пересмотреть нажитый багаж в той части, которая не стыкуется со святоотеческим опытом и Преданием Церкви. У меня так случилось с темой личности в богословии. Очень я был этой идеей очарован. А работа над темой в курсах «Православная христология и антропология» и «Современные проблемы православного богословия» показала, что все не так однозначно, что надо быть более критичным к заимствованиям и переносам. Вообще, нужно сомневаться. По-хорошему – подвергать суду свою точку зрения, чтобы она не стала «кочкой» зрения. Сомневаться в уже знаемом не с целью ниспровергнуть все и вся, а с тем, чтобы убедительность была основана на доводах ума, как говорит свщмч. Ириней Лионский: «Не должно предписывать на основании обычая там, где следует доказать рассуждением».

Замечательно в обучении было то, что все предметы были построены на принципе открытости к существующим проблемам в той части, которой они посвящены. Это чрезвычайно важно – знать, что есть область непроявленной истины, что в некоторых вопросах даже святые Отцы спорят друг с другом, спорят не от стремления настоять на своем, но – от любви ко Христу и Истине.
Мне кажется, вот это и есть мерило в изучении веры, в исследовании ее и даже в донесении веры до слушающих и учащихся – любовь ко Христу и его Истине. Поэтому любой предмет в магистратуре не может стать «проходным» – всё имеет значение для веры, если она не просто интеллектуальны конструкт, а стремиться быть живой. Поэтому важно иметь личное отношение к каждому предмету, найти его личную значимость… Иначе все сведется к формальным действиям для получения очередной «корочки»!

Конечно, есть свои трудности в дистанционном обучении. Прежде всего, трудность поддержания живого контакта – с научным руководителем, преподавателем курса, коллегами. У всех освоение идет с разной скоростью, поэтому важно иметь возможность продолжить тему, которая уже перестала быть текущей. В этом смысле дистанционное обучение – колоссальный плюс: можно долгое время возвращаться к обсуждаемым вопросам.
Трудно было принять мысль, что надо перестраивать жизнь, что учеба влияет на нее не просто как +1 занятость к тысяче имеющихся, но становится частью жизни, причем нередко определяющей ее приоритеты или требующей их пересмотра – ведь то, что узнается, не сумма килобайт, а составляет «умную» часть христианской жизни.

Если говорить о работе над выпускной квалификационной работой, то здесь для меня было трудностью сочетать ее с остальными курсами: каждый курс требовал полной самоотдачи, поэтому читать прп. Максима как фон я не мог. Мне потребовалось полное погружение в тексты и его я смог осуществить только в летние месяцы, когда ничто другое уже не отвлекало.
Поэтому, в качестве опыта, которым могу поделиться, скажу, что в период обучения будут два летних периода, когда можно целиком погрузиться в материал выбранной темы, иначе будет страдать либо работа над ВКР, либо – текущая учеба, которую, повторюсь, на мой взгляд, вредно и даже опасно рассматривать как формальность.
Еще важно помнить, что выпускная квалификационная работа нужна вам, а не вашему научному руководителю, и инициатива должна всегда исходить от вас.
В процессе дистанционной учебы, мне кажется, возникает некое комфортное состояние защищенности: учеба, форумы, участие в вебинарах – все это проходит «из дома». И это может расслабить. Плюсом очной защиты является именно пребывание в полемическом «тонусе», который может потеряться при дистанционной работе. Думаю, этот минус дистанционного обучения не принципиальный – вполне можно устраивать дистанционные конференции в рамках ИДО для магистрантов и не только. Например, проводить публичную защиту курсовых – хотя бы в рамках ИДО.

Завершая свой затянувшийся отклик, хочу выразить глубочайшую благодарность прот. Геннадию Егорову и всем преподавателям и сотрудникам ИДО за их труды, сердечную заботу и радение о церковном образовании нас, учащихся, и вообще – об организации церковного образования, которому милостью Божией я был причастен все эти годы  – вместе с курсами переподготовки почитай что шесть лет… Спаси вас всех Господь и помоги в ваших трудах!
Эта была великая радость. Поэтому и расставаться горько. Но, в конце концов, нас растили как делателей! Значит, пришла пора и к этому…
А грядущим магистрантам хочется пожелать горячего к истинам веры сердца и понимания того, что ваша жизнь после магистратуры уже никогда не будет прежней. Будьте готовы к изменениям!

   
Последнее изменение: Вторник, 9 Июнь 2020, 19:20