«Наши знания такого рода, что ими обязательно приходится делиться»

Как соотносятся Ветхий Завет и понимание святости в Православии, какие проблемные вопросы связаны с почитанием святых и почему, изучая чужие истории святости, люди лучше начинают понимать свою жизнь? Об этом рассказывает преподаватель программы «Основы Православия» и курса «Агиология», катехизатор арзамасского благочиния Нина Витальевна Софронова.

Нина Витальевна, вы выпускница дистанционной программы «Теология». Как вы пришли учиться в ПСТГУ – это было связано с вашей катехизаторской деятельностью?

- Нет, наоборот. По основному образованию я инженер-механик, работала по специальности на крупном производстве, затем, в силу обстоятельств, профессиональную деятельность пришлось поменять. Крещена во младенчестве, но настоящее воцерковление состоялось уже в зрелом возрасте, одновременно началась работа в воскресной школе при кафедральном соборе во славу Воскресения Христова города Арзамаса, затем меня благословили ею и руководить. Можно сказать, что здесь произошла и первая встреча с агиологией, потому что был у нас такой предмет – «Христианское воспитание», с нравственными примерами для детей из житийной литературы. Позднее в Арзамасе открылся большой епархиальный магазин «Мир православной книги», куда меня также позвали работать. Открылся он не только для местных жителей, ведь наш город находится на пересечении многих паломнических путей, и через него, прежде всего, паломники едут в Дивеево. Да и сам Арзамас – то место, где стоит побывать.

Когда воцерковляется взрослый человек, понятно, что у него возникает множество вопросов, связанных с духовной и церковной жизнью. Начинаются поиски ответов, он много читает, но вопросов-то появляется еще больше. И становится понятным, что настала пора снова учиться, и учиться серьезно.

Поэтому для учебы я выбрала ПСТГУ, по мудрому совету близкого по духу человека: если выбирать, то выбирать лучшее. Не скажу, что решение далось легко, сомнения были, и немалые. В итоге поехала за благословением к старцу. Вот и еще одна встреча с агиологией: сейчас-то на занятиях со слушателями курса мы подробно разбираем подобные ситуации, как, куда и к кому обращаться за советом и надо ли это делать. В моем случае это был митрофорный протоиерей о. Александр Соколов из г. Балахны Нижегородской области, ныне покойный. Священник с более чем полувековым опытом церковного служения, автор научно-популярных исследований по истории Руси. Например, таких, как «Потомство Рюрика», материалы для которого собирались четверть века, книги о князьях Пожарских, Нижегородском ополчении, святых князьях Георгии Всеволодовиче и Александре Невском и многое другое. Всегда буду помнить его добрую, светлую улыбку и слова напутствия: «Поучись, поучись!».

Поступила я в ПСТГУ на заочное отделение факультета дополнительного образования, тогда в университете еще не было дистанционного обучения. Было сложно со временем, с самоорганизацией (общая беда заочников), дважды пришлось взять академический отпуск. А когда вернулась, в ПСТГУ на ФДО уже появилось интернет-отделение (сейчас это наш Институт дистанционного образования). Перевелась туда, и это отделение закончила. Через год после окончания ПСТГУ пригласили меня в духовно-просветительский центр и предложили вместо работы в «Мире православной книги» стать штатным катехизатором Арзамасского благочиния Нижегородской епархии. К нашему благочинию относятся девять храмов, где совершаются Таинства Крещения и Брака, содержать катехизатора при каждом храме нереально, поэтому нас всего двое, и это моя основная работа в данное время.

Вот так и получилось, что учеба планировалась исключительно «для себя», но оказалась серьезной подготовкой к обязанностям катехизатора.

Катехизаторская деятельность сильно отличается от преподавания?

- Это разная деятельность, если говорить об обычных, рядовых катехизаторских беседах перед Таинствами. На эти беседы и на курсы ИДО ПСТГУ приходят люди с абсолютно различными целями. Те, кто поступает учиться, приходят добровольно и сознательно, потому что хотят получить или систематизировать конкретные знания. А на беседы перед Таинствами часто приходят только ради справки, позволяющей записаться на крещение ребенка или на венчание. Я не говорю сейчас об образовательных курсах, беседах или лекциях нашего духовно-просветительского центра, которые также посещаются людьми ради новых знаний.

А вот эти рядовые беседы проходят шесть раз в неделю по вечерам, в течение почти двух часов. Многие приходят после работы уставшими, хотят как можно быстрее получить инструкцию (как они думают), куда вставать и как поворачиваться во время Крещения и Венчания, наконец, просто забрать эту заветную справку, а им зачем-то рассказывают о Боге. И всякий раз заново приходится с Божией помощью преодолевать стену недоумения и непонимания (или хотя бы проделывать в ней маленькое отверстие), чтобы объяснить: с момента крещения, венчания, принятия младенца от купели надо попробовать поменять жизнь, попробовать жить в присутствии Бога. Хотя бы потому, что все практически поголовно крещены во младенчестве и формально являются православными христианами.

Но справедливости ради отмечу, что в Арзамасе традиции Православия все же очень крепки. На 104 тысячи населения в городе сейчас более десяти действующих храмов и три монастыря: Спасо-Преображенский, Свято-Николаевский, Арзамасское подворье Св. Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря, а также возрождается Алексеевский монастырь, где служил отец будущего патриарха Сергия (Страгородского), нашего земляка. До начала советского периода, когда и населения было меньше, в городе было более 36 храмов и монастырей. Кафедральный собор строился на пожертвования жителей в честь победы над Наполеоном и практически никогда не закрывался.

Как вы начали преподавать на дистанционных программах ИДО?

- Преподавать я начала четыре года спустя после завершения учебы, уже проработав три года катехизатором. Понятно, что подобная подготовка была просто необходима. Знания, которые получают в нашем университете, такого рода, что обязательно где-то и как-то приходится ими делиться. Но, прежде чем кого-то учить, особенно взрослых людей (хотя я не считаю, что учу, скорее, помогаю учиться), надо приобрести и некоторый опыт.

Меня пригласили на программу «Основы Православия» и, позже, – вести отдельный курс «Агиология». Готовилась я к тому, что буду преподавать «Священную историю Нового Завета», тем более что в нашем духовно-просветительском центре периодически уже читала цикл лекций по Евангелию от Марка, но на меня неожиданно «обрушился» Ветхий Завет, с которым еще в начале учебы сложились непростые отношения. На заочном отделении у нас был очень строгий преподаватель Священного Писания Ветхого Завета, все боялись экзамена как огня и я, приехав в тот день в Москву, посидела у дверей аудитории и… на экзамен идти не решилась! Сложно было заочно, самостоятельно, освоить огромный объем материала, непонятен был смысл некоторых моментов и событий. Закончилась эта история академическим отпуском, а когда вернулась к учебе, уже изучала предмет дистанционно, не спеша, под руководством Никиты Дамировича Гимранова, за что ему низкий поклон. И вот мне предложили преподавать Ветхий Завет на программе «Основы Православия»! Теперь я даже не представляю, что все могло быть как-то иначе. И когда случается разъяснять слушателям то, что мне самой когда-то казалось непонятным, всегда думаю: чего же я тут не понимала, это же невозможно не понять?!

Курс Ветхого Завета – «ворота» в «Основы Православия»: именно к вам первой приходят слушатели этой программы. Какие трудности у них возникают? Как удается дать представление о Ветхом Завете за несколько недель? И какие темы курса наиболее близки вам?

- Трудность, пожалуй, одна - нехватка времени. Хотя на «Основах Православия» программа значительно проще, чем на «Теологии», и необходимый материал компактно изложен в нашем учебном пособии, дополнительную литературу тоже самостоятельно искать не требуется, все равно, даже на это чтение у слушателей времени порой не хватает. Но многие также признают, что и сами не совсем готовы строго планировать его затраты. Этому также приходится учиться на первом модуле ОП. Но убеждать кого-то, что Ветхий Завет очень важен, не приходится: в первой же теме говорится о том, какое место он занимает в жизни Церкви, и зачем христианину изучать ветхозаветные тексты.

У нас нет цели - дать исчерпывающие знания по Ветхому Завету, да это и невозможно. Модуль называется «Священная история Ветхого Завета». И наша задача - показать последовательность ветхозаветных событий, немного приблизиться к осмыслению священного текста и более внимательно рассмотреть некоторые моменты. Как были созданы Богом мир и человек? Как и почему произошло грехопадение людей? Как Бог после этого участвует в жизни человечества? Всем этим мы и занимаемся, постепенно подходя к тому событию, с которого начинается Священная история Нового Завета, т.е. к приходу в мир Спасителя. Не изучается подробно, например, содержание сложных пророческих книг, нам важна история, показывающая, для чего нужно было воплощаться Второму Лицу Пресвятой Троицы.

Просто невозможно из всего этого богатства выделить для себя какую-то определенную, близкую тему. Каждый раз, как только начинается семестр, с очередной группой слушателей вновь погружаешься в ветхозаветную историю и открываются какие-то иные грани в понимании ее событий.

Есть ли точки пересечения у Ветхого Завета и агиологии? На чем сосредоточена эта дисциплина, название которой не всем знакомо?

- Название курса понять легко, если вспомнить значение греческих слов «агиос» - святой и «логос» - слово или учение. Агиология - наука о святости.

Если говорить о точках соприкосновения с Ветхим Заветом, то курс «Агиология» и начинается с вопроса о понятии святости в Ветхом Завете. Святой – в ветхозаветном понимании означало «отделенный, выделенный для посвящения Богу». По отношению к человеку такое выделение имело и глубокий нравственный смысл, связывалось со святостью Самого Бога. В книге Левит говорится: «Будьте святы, ибо Я свят» (Лев. 11:44). Кроме того, уже в Древней Церкви, со второй половины IV века, к числу почитаемых святых относились (и относятся до сих пор) ветхозаветные праведники – праотцы и пророки. Почитаем мы и ветхозаветных мучеников Маккавеев, принявших кончину в 166 году до Рождества Христова «согласно Кресту», как говорит об этом Григорий Богослов.

У агиологии есть точки пересечения с иконоведением – ведь и там, и там попытки показать людей, достигших святости?

- Совершенно верно, такие точки есть. Мы говорим о том, что житийная литература должна показать человека в преображенном состоянии, состоянии святости, подобно тому, как это изображается на иконе. Поэтому современные жития не должны  уклоняться от лучших агиографических образцов. Главным в них должен оставаться духовный облик подвижника.

В курсе есть один вопрос, который предполагает, что в ответе слушатель пояснит, какими изобразительными средствами на фресках Феофана Грека передается преображенное состояние подвижника. Это можно, пожалуй, назвать явным вопросом из области иконоведения.

Какие еще богословские дисциплины затрагиваются в курсе агиологии? И сложно ли пройти курс людям, не имеющим богословской подготовки?

- Агиология связана со многими богословскими дисциплинами. В первую очередь, это агиография, которая изучает жития святых как письменные памятники. Важна история Церкви, поскольку святость проявляется в истории и приобретает характерные черты, связанные с жизнью Церкви. Нам обязательно нужны сведения из догматического богословия, патрологии, Священного Писания Ветхого и Нового Завета, нравственного богословия, поскольку нравственность и святость в христианстве крепко взаимосвязаны.

Но бояться всего этого не надо! В нашем случае отдельный курс агиологии адаптирован, упрощен специально для более широкого круга людей, не имеющих богословской подготовки. Пройти его можно всем желающим, было бы только это желание!

В курсе говорится о том, что путь к святости доступен и для мирян в обычной повседневной жизни. Не возникает ли у слушателей вопросов, почему тогда существует столько чинов святости?

- Курс агиологии разрабатывала Елена Николаевна Никулина. Когда он создавался, по ее словам, пришла мысль о том, что «нужно говорить не о географии подвига, а строить материал по чинам святых», «потому что святость – она везде святость».

И это действительно так, но к святости ведут многообразные пути, причем в каждую историческую эпоху этот путь – свой собственный, характерный именно для данного времени. Апостолы – основание Церкви и родоначальники церковной святости. Не успел закончиться апостольский век - возникли гонения на христиан, и появились мученики. Прекратились гонения, стала распространяться Церковь - появились благоверные правители, зародилось монашество - появились преподобные и так далее.

Что касается многочисленности чинов святости, то еще апостол Павел сказал: «Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12:8-11)

Какие вопросы агиологии сейчас кажутся особенно актуальными, проблемными?

- Один проблемный вопрос я уже затронула – вопрос о настоящих старцах. Мне самой довелось повстречаться с таковым, я уже говорила об отце Александре Соколове. Когда было очень тяжело, и хотелось бросить учебу, удерживало только его благословение – это как иллюстрация к вопросу о настоящих старцах.

Но чаще бывают другие истории. Например, в Дивееве можно наблюдать тех, кто обитает «около» монастыря, носит самочинно монашескую одежду, что-то проповедует, собирая вокруг себя полуподпольные общины… А люди порой боятся взять на себя ответственность даже в самом малом, ищут руководителя, привыкают плыть по течению, выполняя самые нелепые требования «старца». В итоге возникают подобные общинки, а чаще – ломается жизнь и пропадает имущество.

Поэтому старчество на нашем курсе вынесено в отдельную тему для того, чтобы подробно разобрать, что это за служение, каковы его истоки, какими были древние старцы? Оно же возникло в монастырях как наставничество в духовной жизни. Более опытные в этом отношении подвижники старшего возраста (старец – это старик), руководили новоначальными иноками, а впоследствии учили и мирян. И очень странно, когда в наше время так называют людей средних лет, пусть и духовного звания, а чаще и вовсе его не имеющих, которые непонятно чему и непонятно почему пытаются учить людей, собирая их вокруг себя.

Похожая история и с почитанием неканонизированных святых, да и канонизированных тоже. Главная опасность при возникновении культа подвижника, пусть и прославленного Церковью,- это то, что его личность у последователей начинает заслонять собой Христа, действующего в нем.

Но ведь сказано еще в Ветхом Завете: «Дивен Бог во святых Своих» (Пс. 67:36). Об этом, в том числе, и наш курс агиологии: прославление святых христоцентрично.

Еще одна проблема – житийная литература. Встречаются (хотя сейчас уже намного реже) жизнеописания неведомых миру подвижников, без упоминания автора, неизвестно где и кем изданные и непонятно как оказавшиеся в широком употреблении, приходилось неоднократно с таким сталкиваться. В этих «житиях» подробно описываются странные обряды, приводятся разного рода запреты и тому подобное, и некоторые несведущие люди могут принять все описываемое за «истинно православный» образ жизни, и бездумно всему этому следовать.

Порой почитание святых обретает форму какого-то ритуала, как с советами приезжающим в часовню блаженной Ксении Петербургской (обойти по часовой стрелке вокруг часовни, положить записку в щель в стене и т.п.)…

- Это как раз примеры тех советов, которые раздают люди, не понимающие, почему почитаются святые подвижники и в чем состоит истинное их почитание. Даются указания, сколько раз нужно поклониться, куда положить записку, сколько зажечь свечей и т.п…Похоже на магию: если все сделаешь правильно, получишь желаемое. А то, что Ксения Петербургская – высокий пример служения ближним, и молитвенно просить у нее надо, прежде всего, духовной помощи, остается «за скобками».

Предполагается, что учащиеся после этого курса смогут более уверенно оценивать тексты, посвященные святым? В чем еще «приобретения» выпускников?

- Конечно, мы стараемся на практике научить слушателей различать, что соответствует и что не соответствует православному учению и традиции. Разумеется, появляется и некоторое понимание, как разбираться в житийной литературе, как отличать настоящее старчество от чего-то на него похожего.

Но в отзывах выпускники пишут о более важных вещах. Им становится понятнее, что такое путь к спасению. Казалось бы, люди, приходя в храм, начинают спасаться: зачеркнули прошлое, надели платок, отпустили бороду, в Таинствах тоже вроде бы участвуют… А жизнь так и не налаживается, еще хуже стало? А путь к спасению, оказывается, – это крестоношение. Сам Христос и все подвижники шли этим путем. И надо просить у Бога не здоровья и материального благополучия, надо трудолюбиво и безропотно нести свой крест, каким бы он ни был: если ты понесешь его достойно, то, возможно, Господь облегчит тебе ношу.

Пишут слушатели и о том, что на курсе приходит понимание, что идеал святости для всех един, что аскетика не противопоставляется мирской жизни, а призвание к святости – общее для всех. Также говорят о том, что начинают осознавать собственную духовную жизнь, поверять ее, соотнося с жизнью святых подвижников.

Но, пожалуй, самое главное в отзывах выпускников: после курса приходит осознание, насколько тесно связана наша жизнь с Богом и друг с другом внутри Церкви, и в любые времена.

Хочу в заключение процитировать отзыв одного из наших выпускников: «…святость - это цель каждого христианина без исключения, т.е. и моя тоже, «отсидеться» не получится. И даже пришла на ум такая фраза: «Святость – норма жизни!!!». Появилось ощущение, как все святые апостолы и мученики, преподобные, святители, благоверные и праведные, разделенные друг от друга пространством и временем, соединились в одну цепочку, а правильнее сказать в одно Тело – это ощущение единства Церкви, Ее реального пребывания вне физических границ, здесь и сейчас, и всегда».


Подробнее о программе «Агиология»:
 
 

Агиология (святость в Православии)

Программа «Агиология» — курс, посвященный изучению святости в Православии. Агиология - относительно новая теологическая дисциплина, возникшая на пересечении нескольких богословских наук. Основной предмет изучения агиологии — духовное совершенство, святость. Читать далее>>


Читать также:

«Святость – не тот предмет, который можно исследовать научно»

Интервью с Еленой Николаевной Никулиной – автором курса «Агиология». - Нельзя сказать, что автор — я одна, потому что курс — коллективный труд нашего факультета. И, более того, в его создании принимали участие не только наши преподаватели, но и наши слушатели. Сам курс появился промыслительно...  Читать далее>>

«Девять из десяти человек не могут равнодушно пройти мимо Ветхого Завета»

Интервью с преподавателем ИДО ПСТГУ Никитой Дамировичем Гимрановым. – Я крестился в 26 лет и после этого начал интересоваться религией. А поскольку я занимаюсь в основном интеллектуальной деятельностью, мне и в вопросах веры нужно было серьезно разобраться. Я начал читать разные книги, но со временем понял, что нужны системные знания, и стал искать учебное заведение с таким форматом обучения, чтобы минимизировать поездки на учебу из Сургута...  Читать далее>>

«Церковное искусство всегда является ответом на то, чего хочет общество»

Каковы задачи курса «Иконоведение» в программе «Теология», зачем современному прихожанину знать церковное искусство и понимать богословие иконы? Что важнее для иконописца – мастерство или духовная жизнь, возможны ли в иконописи новаторские подходы? Может ли икона быть фоном на рабочем столе компьютера, зачем люди проходят под образами и каково место иконы в повседневной жизни современного христианина? Об этом – в интервью с преподавателем ИДО Еленой Олеговной Новиковой....  Читать далее>>


Последнее изменение: Воскресенье, 27 Сентябрь 2020, 22:44